г. Москва, ЮАО, район Нагатино- Садовники, метро Коломенская, Нагатинская ул., д. 22, корп.1, этаж 2
Работаем без выходных с 9:00 до 21:00

Юристы попросили не штрафовать бизнес из-за ушедших на удаленку москвичей

Данные работающих на удаленке считаются персональными и их передача может быть признана нарушением, полагают юристы. Они попросили отказаться от штрафов за отказ передавать эту информацию властям Москвы.

Юристы попросили не штрафовать бизнес из-за ушедших на удаленку москвичей

Властям Москвы не стоит возбуждать административные дела в отношении работодателей по ст. 20.6.1. КоАП из-за непредоставления данных об ушедших на удаленку сотрудниках, считают в московском отделении Ассоциации юристов России. Комиссия по правовому обеспечению цифровой экономики этого отделения организации направила обращения (есть у РБК) в правительство и Совет Федерации, в которых попросила рекомендовать руководству регионов «проведение предварительных обсуждений тех мер и требований, которые принимаются в рамках борьбы с коронавирусной инфекцией, особенно когда такие меры затрагивают права и свободы граждан».

В организации считают, что «сбор таких данных будет противоречить требованиям федерального законодательства, что может привести к незаконному привлечению работодателей к административной ответственности в отсутствие их вины». К обращению юристов прикреплено заключение комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения, где разъясняется позиция организации.
Юристы ссылаются на положения 152-ФЗ «О персональных данных». В соответствии с прописанными в нем определениями под персональными данными понимается «любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу». Довод мэрии, что такие данные собираются в обезличенном виде, не отменяет это определение. Юристы напоминают, что согласно тому же закону персональные данные могут быть обезличены, то есть подвергнуты действиям, «в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных». Из этого следует, что к ним можно отнести даже обезличенную информацию.
«Для работодателя такие данные будут персональными в силу того, что у него есть дополнительные данные, позволяющие соотнести указанную информацию с личностью конкретного работника. Для остальных лиц, в частности для операторов такого рода данных со стороны мэрии Москвы, такие сведения будут являться персональными данными, поскольку даже в отсутствие ФИО работника они, тем не менее, позволяют выделить лицо из общей массы других лиц, то есть такое лицо является косвенно определяемым», — говорится в заключении юристов.

В соответствии с законом обработка обезличенной персональной информации действительно допустима без согласия человека, однако только в статистических и исследовательских целях. «Очевидно, что цели, преследуемые мэрией Москвы при запросе данных работников, не относятся к вышеперечисленным», — замечают авторы заключения.

Юристы также отмечают, что объем данных, который может собирать и обрабатывать работодатель без согласия работника, определяется ст. 65 Трудового кодекса (перечень документов, предъявляемых работником при заключении трудового договора) — например, паспорт, диплом, трудовая книжка. Право работодателя без согласия работника собирать и обрабатывать номера телефонов и машин законом не предусмотрено. Трудовой кодекс и закон о персональных данных, напротив, подчеркивают, что работника нельзя принуждать к передаче таких сведений, указывают в Ассоциации юристов России.

Минцифры аргументировало передачу уже имеющихся у работодателя персональных данных властям п. 4 ст. 6 152-ФЗ. Согласно этому пункту, обработка такого рода данных может производиться без согласия субъекта, если необходима для исполнения полномочий органов власти. «Приведенное Минцифры положение 152-ФЗ (п. 4 ч. 1 ст. 6) в данной ситуации не подходит, поскольку оно касается случаев, когда государственный орган обрабатывает данные для целей предоставления государственной услуги», — указывают юристы.

Таким образом, полномочия мэрии Москвы на сбор данных могут оправдывать только законом «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», согласно которому органы власти могут устанавливать обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. Однако, указывают в Ассоциации юристов России, эти положения «должны применяться в системном единстве с другими нормами законодательства и не могут толковаться как разрешение органам власти субъектов РФ не соблюдать положения федерального законодательства».

«Те, кто работает на практике с этим вопросом, прекрасно знают позицию Роскомнадзора по поводу номеров телефонов: они признаются персональными данными в подобных случаях. Очень жаль, что за пять месяцев, прошедших с прошлого пика коронавируса, не удалось разработать легальных механизмов сбора данных у граждан и органам государственной власти приходится снова нарушать нормы закона. Я ни в коем случае не оспариваю необходимость защитить город и людей от эпидемии, но в нашем законодательстве есть немало законных средств для этого», — прокомментировал ситуацию член комиссии Роман Янковский.